Криволинейные бордюры (2.1.0) 13 страница

Сравнительная характеристика разрядов, приводимая ниже, включает в себя симметрические преобразования и особенности узорного пространства как атрибуты композиции, а также состав орнаментальных элементов.

У I—III разрядов симметрия включает в себя по три элемента: Две оси вращения по бокам и либо плоскость симметрии, либо зеркально-поворотную ось в центре; в IV состоит из одного —


центральной зеркально-поворотной оси (ил. 9, 2). В первых трех разрядах симметрические преобразования осуществляются наклон­но и перпендикулярно к оси переносов, в IV — лишь перпендику­лярно, т. е. по элементам симметрии заметно сближение I, II и III разрядов друг с другом и отдаление их от IV. Общность первых трех разрядов, равно как и обособленность их от IV, воплощают в себе наклонные оси симметрии. При анализе первичной группиров­ки мотивов обращалось внимание на то, что с утратой боковых осей происходит нарушение зеркальности фона и узора, если взамен не возникает зеркально-поворотная ось в центре. Иными словами, достичь синонимии фоновых и узорных частей в орна­менте можно двумя путями: либо за счет двойных осей по бокам, либо за счет зеркальной оси в центре. В I—III разрядах реализу­ется первый путь, в IV — второй. Расположение осей вращения относительно осп переносов при этом не постулируется, поэтому наклонный характер осей вращения в (—III разрядах и вертикаль­ный в IV следует считать формой проявления указанного правила.

Сравнение узорных пространств у разрядов также отдаляет IV от первых трех, где существенна роль треугольников, чьи схо­дящиеся стороны являются ограничителями узорной части бор­дюрной площади от фоновой (ил. 9, 3). С учетом бордюрного пе­реноса узор оказывается локализованным по одну сторону зигза-говой линии, состоящей из треугольников, а фон —по другую. При переносе же узорного поля у IV разряда-зигзаговая линия не воз­никает. Итак, анализ композиционных схем показывает большую близость первых трех разрядов друг к другу, чем к IV разряду.

Вместе с тем связь между I, II и III разрядами также неод­нозначна. Элементы симметрии роднят I и III разряды и выделя­ют П. В качестве объединяющего начала выступает плоскость симметрии, а передающего специфику— зеркальная ось. Однако симметричность по вертикали в силу своей древности и универ­сальности вряд ли может быть достаточным основанием для отож­дествления I и II разрядов, не будучи дополнена иными компози­ционными характеристиками. И правильнее вести речь о том, что элементы симметрии подчеркивают скорее оригинальность II раз­ряда, нежели сходство I и III. Иная картина вырисовывается с учетом характера узорного пространства. Наклонные оси симмет­рии четко обозначены в I и II разрядах, по ним происходит смена фона и узора друг другом, что обусловливает ярко выраженную треугольную форму пространства узора. Композиционный центр приходится па нижнюю точку в мотиве, и узор как бы растет снизу вверх. В III разряде наклонные оси также служат границей между фоном и узором, за которой происходит их смена. Однако узорное пространство сочетает в себе прямо- и треугольность, при­чем е преобладанием первой, что выступает отчетливее в услож-


ненных вариантах мотивов данного разряда. Композиционный центр приходится в мотиве на его верхнюю точку, соответственно н узор словно спускается сверху вниз. В целом сходные черты у I и II разрядов в области композиции более убедительны, чем у I и III.

Обратимся теперь к составу элементов, из которых слагаются хантыйские непрерывные орнаменты, и попытаемся эволюцнонно упорядочить их н сравнить со вторичной группировкой мотивов. Более половины всего многообразия элементов сводится, по суще­ству, к трем из них: полоса с отростком, крест, Г- или крючкооб­разный элемент (ил. 10, 1—3). Эти элементы, выделенные в слож­ных хантыйских узорах на основе математических закономерностей с помощью ЭВМ, хорошо проецируются па эволюционистские воз­зрения самого народа о природе хантыйского орнамента. Так, к простым, основополагающим узорам хантыйские мастерицы с Казыма относят квадрат на треугольном основании, полосу, зиг­заг, крест, полосу с отростком, Г-образную фигуру [См.: Молда­нова Т. А., 1988]. Последние три элемента фиксируются на раз­личных стадиях своего усложнения; возникают и сложные вари­анты, имеющие в своем составе, например, фигуру креста п Г-об-разный элемент. Значительная часть этих элементов сосредоточена в I разряде мотивов. Характерны они н для II разряда, но здесь состав элементов дополнен соединительными в виде изогнутой линии, а также оригинальными (ил. 10, 4, 7). I, II и III разряды объединяет всего один элемент — полоса с отростком — в его пер­воначальном варианте. Только в III разряде ведущую роль в ус­ложнении мотива играют простые элементы: различного вида зиг­заги, «головки», реже — треугольники (ил. 10, 5). Элементы IV разряда не характерны для других (ил. 10, 6).

Таким образом, сравнение состава.элементов между четырьмя .разрядами подтверждает ситуацию, выявленную по композицион­ным данным: особое место IV разряда п связь между I, II, III разрядами, причем заметнее всего она выражена между I и II.

Непрерывные бордюры составляют неотъемлемую часть орна­ментального искусства северных н восточных хантоз на протяже-ши всего XX в. При сравнении творчества обеих групп отчетливо фоступает его общность: тождественны композиционные схемы всех четырех разрядов, а также наполняющие их элементы. Оба этих орнаментальных слагаемых прочно постулированы в художе­ственных традициях групп, что проявляется в полном сходстве не только всех наиболее лаконичных узоров в разрядах, но и боль­шинства их конфигурационно витиеватых вариантов (см. рис. 7). Такая степень сходства орнаментальных традиций может быть объяснима лишь равнозначным участием северных и восточных


Ил. 10. Группировка элементов непрерывных бордюров

хантов в создании и последующем развитии непрерывных бор­дюров.

Вместе с тем на межгрупповом уровне обнаруживаются неко­торые отличия, и о полном совпадении указанных бордюров вести речь нельзя. Во-первых, не имеет восточнохантыйских аналогов одна из подгрупп, составляющих II разряд (1.1.1.4.2). Это тем более интересно, что ее исходный мотив обнаруживает глубокие корни на территории проживания северных хантов, тянущиеся к усть-полуйской керамике [см.; Чернецов В. Н., 1953]. Во-вторых, степень проявления и развитости каждого из четырех разрядов не одинакова у обеих групп этноса. У восточных хантов пик орна­ментального творчества падает на II разряд, именно его мотивы отличает самая замысловатая игра орнаментальной линии. Для искусства северных хантов центр популярности —узоры IV разря­да, и мастерицы подвергают их декоративной переработке чаще

остальных.

В-третьих, различна приоритетность способов орнаментальной модификации у северных и восточных исполнительниц непрерыв­ных узоров. Процесс создания новых орнаментальных форм у вос­точных хантов чаще сопряжен с помещением в традиционную схему мотива нетрадиционных для него элементов, и это объясняет сход-


ство самых замысловатых образцов с более лаконичными канонами (1.1.1.2). Творческий поиск северохантыйских мастериц нередко принимает черты упрощения либо предполагает ломку традицион­ных композиционных правил и создание новых принципов создания элементов (1.1.1.4). Последнее с особой наглядностью реализуется в девятой группе бордюров (1.1.1.9), которая является своего рода орнаментальным модернизмом на фоне устоявшихся узорных форм. Следы проявления этой группы-заметны и на территории прожива­ния восточных хантов — на Ппмс н Тромъегапе. Поскольку восточ-нохантыйскнй путь преобразования узоров прослеживается с ру­бежа веков, а модернизм северных хантов отчетливо обнаруживает себя со второй половины текущего столетня, то можно заключить, что приверженность традиционным способам характеризует про­цесс создания новых орнаментов у восточных хантов, а у северных •в ней преобладает дух новаторства.

В-четвертых, неоднороден преобладающий предметный кон­текст, на фоне которого бытуют непрерывные бордюры у северных и восточных хантов. Впрочем, здесь нет единства и внутри групп, и описываемый показатель хорошо согласуется с их диалектным делением. Так, васюга не ко-ваковские ханты покрывают непрерыв­ным орнаментом берестяные коробки в технике выскабливания, а в начале века и аппликации по зачерненной бересте. Непрерывные узоры покрывают коробки из коры и бересты также на Агане и Югане, но наносятся они с помощью раскраски. Здесь же суще­ствует традиция украшения обуви меховой и ровдужной мозаикой, а, кроме того, на Агане встречаются халаты, украшенные бисер­ными полосами с непрерывным орнаментом. Для хантов рек Пим и Тромъеган характерно исполнение непрерывных бордюров путем нанизывания бисером и размещение их на халатах; распростране­на- у них меховая мозаика на шубах. У пимских хантов непрерыв­ные бордюры представлены в виде аппликации . на одежде (сак, малица, кумыш). Для северных хантов в качестве предметной ос­новы у непрерывных бордюров выступают меховые женские су­мочки и мешки, женские шуба и сах, при этом в среднеобских районах преобладает аппликация из ткани па сахе, а усть-обские женщины слывут мастерицми по меховой мозаике.

Итак, различия между северными и восточными хантами в об­ласти непрерывных бордюров не носят принципиального характе­ра и выявляются не по признаку «наличествует — отсутствует», а с учетом преобладания той или иной черты. Эти различия стали оформляться, когда основная масса непрерывных'бордюров былг уже создана. Творчество северных хантов обнаруживает в своем развитии меньшее тяготение к устоявшимся традициям, чем вос­точных. Среди последних, однако, выделяются пимскне и тромъ>

15!


еганские ханты, которые по своему орнаментальному искусству больше тяготеют к северной группе, нежели к восточной.

§ 3. Прямолинейные бордюры: прерывистые мотивы (1.1.2),прямолинейные розетки (1.2.0), сетки (1.3.0)

Южная группа

1.1.2. Бордюры: прерывистые мотивы

Группировка данных бордюров основан'а на видах симметрии, предложенных А. В. Шубниковым (1972)—ил. 1, и на визуально выделенных элементах, которые в силу своей простоты иногда яв­ляются одновременно и мотивами. Именно указанная разновид­ность орнаментов придает характерный облик южнохантыйским узорам, внушительны ее количественная представительность и разнообразие форм. Исходя из видов бордюрной симметрии, южно-хантыйские бордюры разбиты на семь групп.

1.1.2.1. Первая группа в количественном отношении значи­тельно превалирует над остальными. С точки зрения симметрии ее отличительной особенностью является построение мотива, подчи­ненное двум плоскостям симметрии: вертикальной и горизонталь­ной к оси переносов — a-m: m. Неоднородный состав элементов, образующих мотивы данной группы, диктует необходимость внут-ригруппового деления.

1.1.2.1.1. Первая подгруппа первой группы южнохан­тыйских бордюров основана ромбом в его различной интерпрета­ции. Первый вариант ромбических узоров предельно прост-— сросшиеся уголками фигуры (рис. 8, 1—2). Самым распространен­ным видом реализации таких узоров являлась плетеная бисерная лента, нашиваемая на края обшлагов у женских рубах. Бисерные узоры из ромбов можно встретить на женских украшениях: ворот­нике, головной повязке, пакосникс. В вышивке техникой керем ханч п ханты ханч орнамент выполнял роль окаймляющего бор­дюра п располагался по мысовидному окончанию нагрудной орна­ментальной зоны. При использовании ханты ханч у ромбов возни­кали усикообразные окончания. С таким бордюром в качестве декоративного элемента мы встретимся в сложных узорах четвер­той подгруппы (1.1.2.1.4, четвертый вариант). На бисерных лентах присутствуют узоры, созданные из ромба, который подвергается двукратному отражению — в плоскости скользящего отражения и плоскости симметрии (рис. 8, 5).

Второй вариант подгруппы образовали бордюры из ромбов, в треугольном пространстве между которыми размещены иеслож-


ные углообразные фигуры. Вышивке керем ханч свойственны узо­ры из соединенных ромбов с косым крестом либо крестом из крючков в центре, размещенных между двумя зигзаговыми лини­ями (рис. 8, 7). Такие узоры шли по краям горловины па спинке, подола, обшлагов у женских рубах. Вышивке ханты ханч соответ­ствовали орнаменты, в которых стороны ромбов представляли собой зигзагообразный элемент, именуемый «шиповником» (рис. 8, 8). Крючкообразные отростки, обрамляющие ромб и образующие уголки, придавали узору легкость и ажурность. Места размещения орнаментов — татарский платок и горизонтальная полоса в сере­дине рукава на женской рубахе. Еще одна стилистическая манера исполнения орнаментов второго варианта представлена вышивкой керем ханч в нагрудной части рубахи: ряд из чередующихся боль­ших и маленьких ромбов, внутри которых чаще помещены кресты с загнутыми концами, а реже — крючкообразные уголки (рис. 8, 9). На иллюстративном образце, самом сложном из всех, узорное пространство уплотнено до предела мелкими элементами: кресты, S-видные детали, уголки с соединенными отростками. Эти мелкие элементы возникают из фоновых частей орнамента. Бордюры из ромбов и уголков, ромбов п треугольников в их простейшей кон­фигурации зафиксированы у южных хантов в единичных экземп­лярах.

Третий, не-, очень многочисленный вариант, включает в себя вышитые узоры из входящих друг в друга параллельных ромбов (рис.. 8, /5). Вследствие ограничения узорной площади бордюрной полосой, внешние ромбы деформируются в уголки, а места сопри­косновения последних выглядят косыми крестами. Все это создает возможность для иного декоративного прочтения узоров третьего варианта, а именно: уголки, внутреннее пространство которых за­полнено ромбиками, а внешнее-—треугольниками. В этом случае соподчиненность ромбов как главных фигур и уголков как произ­водных меняется на противоположную. Такие орнаменты из угол­ков п ромбов исполнены только посредством бисерного нанизыва­ния {рис. 8, 16}. Только на южнохантыйских материалах устано­вить близкую связь между этими двумя разновидностями мотивов было бы затруднительно, поскольку обе представлены уже сло­жившимися орнаментальными формдми, а исходная отсутствует. Однако среди восточнохантыйских орнаментов рубежа веков за­фиксированы узоры, из которых выводимы мотивы как из парал­лельных ромбов, так и из сходящихся уголков (рис. 8, 14}.

Четвертый вариант, весомый в количественном отношении, представлен ромбами с продленными в виде развилок сторонами. Последними бывают снабжены лишь две вершины исходной фор­мы (рис. 8, 20}. Подобных узоров немного, п половина их прихо­дится на вышивку керем ханч. Этой лче техникой исполнены бор-IS?


дюры, в которых ромбы описанной конфигурации сочетаются с иной: продление сторон наблюдается на всех четырех вершинах элемента (рис. 8, 38}. Расположены бордюры на обшд-arax жен­ских и по подолу мужских рубах. На различных предметах встре­чаются орнаменты из ромбов с четырьмя развилками: вязаные шерстяные чулки, бисерные украшения, разные виды вышивки. Самый витиеватый из образцов исполнен техникой ханты ханч (рис. 8, 19), Ромбы здесь нанизаны на горизонтальную полосу и помещены в разомкнутые фигурные шестиугольники. Так называе­мые решетчатые ромбы характерны дли вышитых орнаментов, ук­рашающих женские рубахи четвертого варианта в области нагруд­ного разреза и рукавов. Как правило, такие мотивы дополнены уголками, сросшимися или разъединенными. Технические приемы вышивания различны. Для южнохантыйского орнамента мало ха­рактерны ромбы с лучевидными отростками на сторонах (рис. 8, 22). Техника — руть ханч, место расположения — обшлага рукавов у женских рубах.

Ромб, продленные стороны которого образуют крючкообраз­ную развилку, лежит в основе пятого варианта. Продленные сто­роны могут пересекаться в двух углах фигуры (боковых, верхнем и нижнем) либо в четырех (рис. 8, 27). Последний образец носил имя «лягушка». В состав мотивов часто входят простые образцы ромбов четвертого варианта или элементы, сходные с деревьями четвертой подгруппы (1.1.2.1.4). В некоторых случаях крючкооб­разные отростки разрастаются настолько, что становятся домини­рующим декоративным началом в мотиве, оттесняя ромб на второй план (рис. 8, 28). Орнаменты пятого варианта представлены вы­шивкой в технике керем ханч и руть ханч на женских и мужских рубахах, а также татарских платках. Единственный экземпляр, исполненный в ханты ханч, отличается композиционно и стилисти­чески (рис. 8, 29). Бордюрная структура задана здесь ромбиче­ской линией, внутри которой помещены ромбы с крючкообразными развилками на углах и сросшимися треугольниками по сторонам. Бисерным украшениям свойственна сходная с описанной конфигу­рация ромба с крючками, но за вычетом сросшихся треугольников по сторонам.

Орнаменты из ступенчатых ромбов создают шестой вариант. Они представлены лишь вышитыми образцами и украшают на­грудную часть женских рубах. В зависимости от техники испол­нения разнятся и стилистические особенности бордюров. При керем ханч внутреннее пространство ромбов, соединенных друг с другом прямой линией, занимает крючковидный крест. На плоша-дн между ромбами находятся сдвоенные уголки со сросшимися треугольниками внутри. Все выступающие части узора и фона декорированы уголками. Узорная линия состоит из нескольких


параллельных линий (рис. 8, 32). Применение техники руть ханч сопряжено с исчезновением или заменой крючковпдного креета; слиянием треугольников в узорную линию, из которой строятся ромбы и уголки; численным ростом ступенчатости у основных фи­гур орнамента.

Последний, седьмой вариант образовали самые сложные бор­дюры третьей подгруппы. Ромбы задают здесь общий композици­онный тон узору, но сами теряются в том обилии элементов, кото­рыми отделаны они сами и все пространство полосы, отведенное под узор. Кресты, кресты из ромбов, маленькие ромбики, треуголь­ники— все эти элементы наряду со сложной конфигурацией узор­ной линии, что достигается путем изгибов, отростков, параллель­ности линий, создают причудливый и очень плотный орнаменталь­ный рисунок, в котором фон сведен к минимуму (рис. 8, 33—34). Если первый из приведенных образцов напоминает бордюры пер­вой группы, в которых декоративно гипертрофирована срединная часть деревьев, а птицы заменены треугольником со сложной узор­ной линией (1.1.2.1.4), то второй имеет в основе ромб с крючкооб­разными отростками. Встречаются и такие узоры, что не имеют аналогов в других подгруппах и являются результатом творческого поиска создавшей его мастерицы. Новаторский характер всего ва­рианта в целом, построенного на основе переработки традиционных форм либо создания оригинальных, проявляется и в том, что здесь нет узора, аккумулирующего в себе особенности всех прочих ор­наментов. Бордюры данного варианта вышиты в технике руть ханч на полах у женских халатов и на мужских штанах.

1.1.2.1.2. Вторая подгруппа первой группы составлена крестообразными фигурами, разновидности которых представлены тремя вариантами.

Наиболее весом первый вариант как в количественном отно­шении, так и с точки зрения разнообразия форм. Косые кресты, его формирующие, бытуют в предельно лаконичном виде на бисер­ных полосах, окаймляющих края женских рубах и служащих на-груднымн украшениями (рис. 8, 35). Это — главная сфера прило­жения описываемых мотивов. Кроме того, в качестве вышитых они украшают мужскую одежду и женские халаты; техника при этом единообразна — руть ханч. Несмотря на простоту конфигу­рации узоры выполняют роль основных и в вышивке окружены окаймляющими. Косой крест с перекрестьями на концах встреча­ется в южнохантыйских орнаментах нечасто п главным образом в виде вышивки севем ханч на женских и мужских рубахах (рис. 8, 37), иногда его присутствием отмечены бисерные узоры.

До сих пор речь шла о контурной манере исполнения косых крестов, однако более характерна для южнохантыйских узоров широкоплоскостная манера со сплошным либо декоративным за-


полнением узорного пространства. В первом случае фигура имено­валась «мухомором» и дополнялась элементом, сходным по кон­фигурации с деревьями (рис. 8, 36). Узор отличает как статич­ность форм, так и стабильность технико-прикладных черт: выши­тый канты ханч орнамент расположен исключительно на обшлагах женских рубах, выполняя роль основного бордюра. Во втором случае, при орнаментальном заполнении, различаются косые кре­сты, вышитые ханты ханч и керем ханч. Для одних характерно создание крестообразных форм из треугольников (рис. 8, 38). Эти элементы помещены в зонах-секциях, создаваемых еще одним элементом орнамента — сросшимися друг с другом деревьями. Для керем ханч. свойственно решетчатое оформление косых крестов, между которыми находятся ромбы с крестом из крючков либо же кресты расположены в середине. Края таких узоров обрамлены элементами в виде зигзаговой липни или ромба на треугольном основании (рис. 8, 39). Вышивка располагается в разных местах на женских рубахах, в том числе на груди и обшлагах рукавов. В бисерных узорах нагрудных украшении косой крест нашел меньше применения и отличался простотой; ромб или контурный крест в его срединной части.

Второй вариант бордюров с прямым крестом в основе слабо представлен в южнохантыйских орнаментах. Основной элемент сочетается здесь с уголками или треугольниками. Техническим средством исполнения узоров служило нанизывание бисера (рис. 8, 42), а предметной областью приложения — нагрудные и пакосные украшения. Образец вышивки, в элементный состав которой вхо­дила фигура прямого креста с перекрестьями, -— нетрадиционный для южных хантов орнамент. Подобная вышивка севем ханч ук­рашала нагрудную часть женских рубах с орнаментальной ком­позицией четвертого варианта.

Третий вариант, также численно незначительный, вобрал в себя узоры, образовавшиеся за счет крестов из ромбов. Орнамен­ты вышиты pijTb ханч прежде-всего на татарских платках и вы­полняют функцию окаймляющих бордюров. Узор предстает в ви­де полосы из сросшихся элементов (рис. 8, 43). Изредка описан­ный ромб снабжен перекрестьями, дополнен ромбами на треуголь­ном основании, принимающими необычный вид вследствие особен­ностей вышивки (рис. 8, 44]. Такие усложненные образцы высту-пяют в качестве основных узоров. Как исключение, описанный набор элементов встречается и в технике к'ерем ханч (рис. 8, 45). Па бисерных полосах уголки из ромбов сочетаются с треугольни­ками и маленькими ромбиками (рис. 8, 46).

1.1.2.1.3. Границы третьей подгруппы первой группы распространяются па бордюры, возникшие за счет сросшихся вер­шинами уголков. 160


Первый вариант составили узоры, в 'которых уголок имеет стрелообразную конфигурацию: в его вершине помещается ромб с присоединенным к нему треугольником (рис. 8, 5/). Данный узор именовался как «изображение медведя». Более развитой формой мотива отличаются орнаменты, в которых уголки приоб­ретают крючкообразные отростки по сторонам, а соединение эле­ментов происходит через фигуру ромба. Узоры первого варианта отличает небольшое количество при высокой стабильности моти­вов. Их предметно-техническая реализация — бисерные нагрудни­ки и накосные украшения.

Мотивы второго варианта образованы сросшимися уголками с загнутыми крючкообразными сторонами (рис. 8, 52). Будучи вы­полнены путем нанизывания бисера, они часто приобретали криво­линейные очертания. Если предыдущие узоры второго варианта украшали воротнички к женским рубахам и налобные повязки, то юследующие встречаются на накосниках и нагрудных украше-шях. Их художественная специфика — усиление декоративности: появление у уголков соединительного ромба, крючкообразных за­гибов (рис. 8, 53). Этот путь усложнения мотива встречался и в первом варианте. Своеобразие модификации второго варианта отражает соединение уголков через перемычку, что отдаляет их друг от друга."В подобного рода орнаментах наличествуют эле­менты, напоминающие ромбы с продленными вершинами. Уголки с перемычками нашли воплощение и в вышитых южнохантыйских платках; техника —руть ханч (рис. 8, 54). В отличие от бисерных образцов элементам вышитых орнаментов придана более замысло­ватая конфигурация. Особенно показателен в данном плане иллю­стративный образен: стороны у уголков и продленные вершины ромбов вытягиваются и закручиваются меандрообразно, а пере­мычка между уголками оформляется в виде деревьев,

1.1.2.1.4. Четвертая подгруппа первой группы включа­ет в себя один из самых популярных у южнохантыйских мастериц мотивов — стилизованные изображения птиц и деревьев. Эти узо­ры расположены преимущественно на женских вышитых рубахах. Местом их композиционной локализации являются края переднего и заднего полотнищ в области проймы у рубах первого варианта, широкие горизонтальные полосы в середине рукава у рубах треть­его и четвертого вариантов п на полах у халатов. Степень слож­ности форм у двух ведущих элементов находится в широких пре­делах: от лаконизма до витиеватости. Соответственно этому речь пойдет о семи вариантах в -пределах четвертой подгруппы.

Первый вариант отличает устойчивость п лаконизм формы у элементов (рис. 9, 1). Фигура птицы..состоит пз треугольной голо­вы п сплошного туловища, прямого длинного хвоста с мысовпдным окончанием и прямой ноги. Расположение птиц в мотиве отличает

1-.Заказ 2006. «Очерки культурогенеза народов Западной Сибири». Ifil


двойное противостояние: попарно-горизонтальное и вертикальное в каждой из двух пар. Между противостоящими фигурами птиц помещен элемент, который условно назовем «внутренним деревом», поскольку он находится в центре мотива. Еще одному элементу, разграничивающему мотивы из пар противостоящих птиц, дадим название «внешнего дерева». В первом варианте роль внутреннего дерева выполняет фигура ромба, а внешнее предстает в форме стержня с развилками на концах, простыми или имеющими заг­нутые концы. Б срединной части бордюр имеет горизонтальную полосу, на которую -как бы нанизаны составляющие мотив элемен­ты. Бордюры первого варианта представлены лишь в вышивке, главным образом на женских рубахах. Узоры отличает устойчивая локализация в пределах общей композиции — расположение по краям переднего пли заднего полотнищ в области плеча, реже — в виде горизонтальной полосы в средней части рукава. Техничес­кими приемами исполнения мотивов являлись ханты ханч, руть ханч и севем ханч. Во всех случаях использования последнего, вида техники элементы обильно снабжались отростками-усиками в виде коротких прямых стежков, крючкообразных или крестиков. При дальнейшем описании эта черта особо оговариваться не будет.

Второй вариант бордюров имеет более сложную конфигура­цию элементов. Туловище птицы приобретает квадратно-прямо­угольную форму с полостью внутри, а развилка на концах дере­ва— форму отростков (рис. 9, 2). Усложненные образцы узоров отличает конфигурация внутренних деревьев — крест из ромбов, звездчатая фигура, ступенчатый треугольник, а также большая реалистичность в изображении птиц за счет изображения двух крючкообразных ног. В единственном экземпляре - зафиксирован узор, декоративная насыщенность которого достигается путем за­полнения дополнительными фигурами фоновых частей у элементов, в том числе и птиц. Это деформирует конфигурацию последних п •ведет к измельчению мотивов орнамента. Такая манера исполне­ния не характерна для южнохантыйской вышивки.

Топография узоров на предмете и технические характеристики бордюров второго варианта аналогичны первому за исключением двух моментов. Во-первых, здесь не используется техника руть ханч, и, во-вторых, отростки у элементов более витиеваты. В одном случае изображению птицы, характерному для данного варианта, было дано название «тетерка».

Третий вариант рассматриваемого, мотива отличается усиле­нием декоративной роли элемента, по сторонам которого разме­щаются птипы — внутреннего дерева: ромб увеличивается в разме­рах и в его внутреннем пространстве помещается изображение креста с перекрестьями пли с загнутыми концами (рис. 9, 5). Ана­логичные фигуры появляются п в развилках внешних деревьев,


срединная часть последних дополняется ступенчатыми квадрата­ми. Исполнение птиц отличается схематичностью. Все образцы данного варианта вышиты техникой руть ханч и расположены либо горизонтальной полосой в середине рукавов у женских рубах, либо на полах сахов. Иное направление принимает усложнение внут­ренних деревьев в узорах с техникой ханты ханч: к ромбу присое­диняются две крючкообразные развилки. Фигура ромба возникает и в средней части внешних деревьев. Стилизация птиц усиливает­ся, достигая той же меры, что и в первом варианте. Место узоров в общей декоративной композиции строго не определено, но чаще находится на краях заднего полотнища в области проймы.

Четвертый вариант включил в себя бордюры с внешними деревьями усложненной формы. Изображения птиц не претерпева­ют изменений сравнительно со вторым вариантом. Насыщение, конфигурации деревьев связано с появлением ромба в их средней части, внутри которого находится фигура еще одного ромба с про­дленными сторонами либо креста. Техника вышивки — руть ханч и севем ханч. Применение ханты ханч связано с более замыслова­той конфигурацией орнаментов (рис. 9, 4), покрывающих почти всю поверхность рукава либо нагрудную часть рубахи. В основе


4952530388566303.html
4952574861490468.html
    PR.RU™